В Петрограде смута — в Тюмени всё нормально

18:00 20 ноября 2017
Источник фото: tyum-pravda.ru

На "Университетских субботах" в Тюменском индустриальном университете историк и краевед Александр Петрушин прочел лекцию о том, как встретили революцию 1917-го в Тюмени и что за этим последовало.

Передать настроения тех, кто жил в России 1917 года, краевед попытался через сравнение: "Жандармский полковник Спидович писал в январе 1917 года: "Все ждут какого-то переворота, кто его сделает, где, как, когда – никто не знает, а все говорят и все ждут". Это было предчувствие. Как предчувствие грозы, которая начинается не сразу: где-то небо брякнет, тучи сгущаются. Предчувствие длится довольно долго, кто-то надеется, что все рассосется. А потом вдруг неожиданно молния – и началось".

Историк напомнил, что 2 марта 1917 года император России Николай II отрекается от престола, но начавшиеся в феврале беспорядки в Петрограде с этим не заканчиваются, город уже погрузился в смуту. Создается временное правительство. И что же Тюмень? Для начала краевед предложил вспомнить, каким был наш город в то время.

Вид на улицу Республики от Иркутской (Челюскинцев). Начало XX века

На тот момент Тюмень входит в состав Тобольской губернии, это только уездный центр. В городе живет около 40 тысяч человек, 17% населения коренные – сибирские татары. Весь город заканчивается нынешней улицей Первомайской, дальше – рыночные площади, поскотины, леса и болота. Здесь действует 87 мелких предприятий: кожевенные, мыловаренные, мясоперерабатывающие, винно-водочные, спичечная фабрика Логинова, самое крупное – чугунно-литейный завод Машарова. 

"Рабочий класс – всего полторы тысячи человек. О какой революции может идти речь? Город сытый, зажиточный, религиозный – тут 18 православных храмов, несколько мечетей, синагога и костёл. И вот на эту благополучную территорию приходит известие о том, что император отрекся от власти",  – описывает Александр Петрушин.

Храм Симеона Богоприимца, 1910-е

Краевед считает, что последующие события показательны по части того, как местному самоуправлению и общественным организациям удавалось сплотиться и решать возникающие проблемы – налаживать хозяйственную жизнь, наводить порядок в городе: "Некоторые сейчас думают: да что они там могут сами в Тюмени? Можем! Даже во время бунта мы себя лучше показали, чем Москва и Петроград".

2 марта проходит заседание Тюменской городской думы. Собравшиеся решают поддержать Временное правительство и отправляют соответствующую телеграмму. "Тюменцы, как и остальные, хотели новой жизни, монархический строй надоел: России надо было развиваться, ненужную войну прекращать", — отмечает историк.

Городская дума, 1913 год

На следующий день, 3 марта, собирают народный митинг. Тюменцев созывают в театр мецената и городского головы Текутьева. Там чувствуется большое воодушевление, ложи переполнены. Приходится проводить еще один митинг – в Клубе приказчиков (располагался на месте нынешней филармонии). На митингах люди появляются с красными бантами и красными флагами.

Частный театр купца и городского головы А.И. Текутьева на улице Иркутской

На народных митингах решают создать временный исполнительный комитет – сменилась форма правления, а действовать были настроены легитимно. Во временный исполнительный комитет избирают несколько гласных от Городской думы, представителей общественности и предпринимателей. Председателем комитета становится предприниматель Виктор Колокольников. К слову, его брат, Степан Колокольников, вместе с которым они построили частное коммерческое училище в Тюмени, стал помощником первого премьер-министра Временного правительства Георгия Львова.

На 9 июля назначают выборы нового состава Тюменской городской думы – и проводят с явкой в 70%. Избирают 46 депутатов, побеждает блок социал-демократов и эсеров. Начинается подготовка к выборам в Учредительное собрание.

"Казалось бы, все хорошо, но перед этим, 25 октября, большевики в Петрограде предпринимают вторую попытку государственного переворота, и им это удается. Потому что там люди уже утомились от беспорядка, от смуты. У нас-то в Тюмени все нормально было. Скажем, с 1914 года в стране действовал сухой закон. А запасы винные оставались, поэтому в революцию повсеместно начинались "винные бунты". Народ простой выпить захотел – винные склады разбивали, разносили. Наш город в отличие от Петрограда или Екатеринбурга избежал этой винной стихии", – рассказывает Петрушин. Тюменский временный исполнительный комитет предложил рыночный способ – спирт с винного склада переработали и продали в соседние уезды.

Перевес в Учредительном собрании получают социалисты, большинство тюменцев голосуют за эсеров. От Тобольской губернии на всероссийское собрание отправляется депутат Суханов.

"Легитимного развития вся эта история с Учредительным собранием 1918 году в Петрограде не получает, власть оказывается у большевиков. В Тюмени пока все нормально. Однако руководство Тюмени не поддерживает переворот в Петрограде, было объявлено, что это нелегитимно, преступно", – отмечает краевед.

27 февраля 1918 года в Тюмень прибывает первый Северный морской карательный отряд во главе с 18-летним Михаилом Запкусом, техническим секретарем Петроградского военно-революционного комитета, вместе с 500 вооруженными матросами. Издаются приказы, в том числе сдать все золотые, серебряные и прочие ценные вещи. Составляется поименный список купцов, от которых требовалось заплатить два миллиона рублей золотом.

"Меня спрашивают: а почему никто не попытался ничего сделать? Попытались. Все закончилось первым публичным расстрелом – на Базарной площади, 32 человека. Тюмень замерла даже не в ожидании грозы, а конца света. Выплатили этот долг. Миллион оставили тюменскому совету солдатских, крестьянских и рабочих депутатов, один миллион отряд забрал себе".

Вид на Затюменку от начала улицы Республики, 1919 год

Первым местный совет возглавил Георгий Пермяков, одна из тюменских улиц сейчас носит его имя. Совет объявил, что не будет подчиняться Пермякову, так как это был не избранный человек, а назначенный Запкусом. Хохряков арестовывает их. "А люди вышли в их защиту – вот вам и тюменские обыватели. Их решили отправить с глаз долой – в Вологду на лесоповалы, тайно. Но люди узнали и пришли на вокзал отбить их. И тут случилась провокация. Как писали газеты, некто Шелехов стрелял в сторону Пермякова. А Пермяков отдал команду стрелять в народ. Семь человек было ранено", – рассказал историк.

По мнению Александра Петрушина, события столетней давности уходят из массового общественного сознания: "Таковы особенности нашей памяти, ментальности. Часто обсуждение событий 1917 года и последующих событий сводится к рассуждениям "а что было бы если...". Остается полагаться на работу узкопрофессиональных историков и тех, кто заинтересован в истории края".

Фото: группа "Тюмень до нашей эры" / vk.com

Влада Нерадовская

У вас есть уникальная новость? Вы можете сообщить о ней миру через NewsProm.ru

Отправить новость, фото, видео

или отправьте на e-mail: edit@newsprom.ru

Архив новостей

Август, 2018