Тюменцам рассказали, почему у них не получается зарабатывать на производстве интеллектуальных продуктов

23:12 05 декабря 2017

Обещающую прибыль модель креативного кластера для творческих индустрий описал на мастер-классе в Тюменском госуниверситете исследователь российских городов и основатель Центра прикладной урбанистики Святослав Мурунов. 13 декабря взявшийся за изучение Тюмени урбанист представит в Технопарке результаты исследования нашей городской среды и вместе с другими экспертами попытается ответить, как наладить интересную жизнь в микрорайонах города, находящихся в отдалении от центра.

По мнению Мурунова, чтобы микрорайоны начали оживляться, в городе должны запускаться новые проекты в сфере креативной экономики, которая сейчас в Тюмени и в остальных постсоветских городах зачастую принимает нерентабельные формы. 

"Креативный класс у нас выглядит странненько. Это такие крестьяне-ремесленники, которые по всей стране шьют рюкзачки, делают фанерные значки, мобильные приложения, открывают барбершопы — всё один в один, и все работают себе в минус", — говорит урбанист.

При этом запрос на реальное развитие креативных индустрий в городе есть и обнаруживается он с нескольких сторон. В первую очередь, это запрос самого креативного класса. Быть причастными к креативной экономике хотят многие активные молодые люди. "Выбор культуры тянет их к современной деятельности. Они дизайнерами и айтишниками становятся, потому что все в мире ими стали, и им нужно присвоить эту культуру, — считает Мурунов. — Креативный класс мыслит категориями проектов, он не знает, как хочет жить. Его ключевая мотивация: "Хочу жить интересно". При этом нынешний креативный класс не умеет зарабатывать, потому что все предыдущие экономические модели сделали все, чтобы он не возник".

В свою очередь креативный класс появляется как запрос среднего бизнеса — на маркетинг, рекламу, интернет, образование, как запрос власти, в чьих интересах развитие предпринимательства в регионе, и как запрос от той части активных горожан, которых что-то не устраивает в среде и которым хочется новых маршрутов и проектов.

"У нас запрос на креативный класс возник при работе с городскими активистами по всей стране. Они говорят, что им нравится, что они делают, но им хотелось бы еще и зарабатывать на этом. Мешают культурные особенности: другие люди думают, что активист должен делать всё бесплатно. В итоге городские сообщества не развиваются. Это заставило нас составить наиболее подходящую модель креативного класса", — рассказал Святослав Мурунов. 

Эта модель, прежде всего, модель коммуникации, с которой у многих потенциальных работников креативных индустрий сейчас большие проблемы. Ключевыми в модели выступают пять субъектов: 

1. Генератор, который создает новые смыслы и идеи, наблюдая не только за глобальными, но и за локальными трендами. Ученые, философы, музыканты, художники и архитекторы способны переосмыслять культуру Тюмени и выдавать новые представления о городе. Как правило, у генератора не получается заработать на своих идеях, поскольку на них нет заказчика — ни управленцы, ни бизнес не понимают, чем он занимается.

2. Проблематизатор, который рассматривает реальность как источник идей и задач: на что есть запрос, какие существуют проблемы и возможности. "Сейчас работа проблематизаторов выглядит как нытье: плохие дороги, плохие чиновники, мы все погибнем. Или проблемы ищут в интернете, а не исследуют собственный город. Никто не упаковывает реальность в какую-то задачу, а ведь иногда для этого требуется большая команда специалистов, чтобы составить техзадание с точки зрения истории, экологии, культуры, экономики", — говорит Мурунов.

3. Решатель, который занимается поиском схем, стилей, форм, методик. Сюда относятся дизайнеры, архитекторы, инженеры. По выражению урбаниста, большая часть специалистов ведут себя как императоры: сами себе пишут техзадание, вдохновляются не локальными смыслами, а интернетом, и сами на основе увиденного делают продукт, а потом самостоятельно пытаются его продать. Выбора у них нет — исключительно за решение никто не заплатит, всем нужен конечный продукт. "Архитектору не сформулируют заказ на тюменский стиль, дизайнеру — на тюменский шрифт. Когда всё делается в одиночку, качество операций снижается, и все логотипы и мобильные приложения выходят как под копирку", — считает Мурунов. 

4. Делатель, создающий конечный продукт или услугу, в лице завода или предпринимателя. Как правило, они покупают готовые решения, а не заказывают что-то для своего случая, скажем, соответствующее климату или архитектурному стилю исторического центра Тюмени.

5. Экспортер, транслирующий выработанную на территорию культуру: это могут быть медиа, туристы или окончившие местный университет и уехавшие в другое место выпускники.

Один человек физически может находиться в нескольких ролях одновременно, если у него на это хватает компетенции и мотивации. Креативная экономика, по мысли урбаниста, может развиваться только при взаимодействии всех пяти субъектов. Уникальные смыслы под давлением реальных задач превращаются в решения, на основании этих решений создаются уникальные продукты и услуги, которые сначала удовлетворяют тех, кто их сформулировал, а потом потенциально выходят на внешний рынок. Важно понимать, что деньги в креативной экономике всегда за пределами города.

"Сейчас мы конкурируем со странами, которые почти все созданное распространяют с нулевой издержкой и тем самым зарабатывают на нас. Мы смотрим какой-то созданный у них сериал, покупаем похожую одежду, потому что хотим такого лайфстайла, потом нам хочется туда съездить. Креативные индустрии строятся на культурном обмене, потому что ваша уникальность и есть ключевая добавочная стоимость продуктов и услуг", — пояснил он.

Чтобы предложенная модель заработала, нужно наладить  коммуникацию между субъектами. Сейчас все в этой системе существуют параллельно, каждый занимается своей деятельностью, каждый на своем этапе развития. Чтобы выстроить кооперацию, городу нужны три компетенции: куратор, который будет выдвигать реальную городскую проблематику, продюсер-модератор, выступающий как социальный клей, который всех друг с другом знакомит, после чего покидает схему, а также методолог-маркетолог, который в состоянии формировать новые рынки.

В результате прибыль между задействованными в проекте людьми Мурунов предлагает делить так: по двадцать процентов получают генераторы и проблематизаторы, потому что от их качества работы по большей части зависит успех, все остальные получают по десять процентов.

Чтобы такая громоздкая цепочка из множества горизонтальных звеньев была жизнеспособна, ей необходимо средовое управление, к которому будет причастна администрация, поддерживающая все субъекты технически, стратегический совет с участием всех субъектов, который выбирает вектор развития, а также фонд, который бы накапливал и распределял ресурсы. 

При соблюдении всех этих условий остается еще одно — залогом нормальной коммуникации субъектов должен быть университет: "Чтобы понять социолога, архитектора, предпринимателя, художника, инженера, необходимо, чтобы все друг у друга все время чему-то учились. Образовательные технологии единственные способны удержать такую сложность. Наши университеты пока отгораживаются от реальности и оставляют свое уникальное преимущество себе", — считает Мурунов.

"Почему креативная экономика изначально ориентирована на человека? Потому что человек здесь является здесь средством производства. От вашего образования, умения коммуницировать, развитости мышления зависит конечный продукт и услуга", — подытожил урбанист.

Влада Нерадовская

У вас есть уникальная новость? Вы можете сообщить о ней миру через NewsProm.ru

Отправить новость, фото, видео

или отправьте на e-mail: edit@newsprom.ru

Архив новостей

, 2017