Виктор Строгальщиков: стыд должно программировать государство

14:54 04 апреля 2007

Недавно у известного Тюменского писателя, Букеровского номинанта, автора нашумевшей трилогии "Слой" и романа "Край" Виктора Строгальщикова, вышел в свет новый роман "Стыд".

И, хотя, произведения Строгальщикова расходятся по всей стране, тюменцы читают их с особым интересом, поскольку и места, где происходят события и действующие лица, и предприятия легко узнаваемые. А порой у литературных героев даже подлинные фамилии и должности, что, согласитесь большая редкость для художественных произведений. Писатель не отказался от встречи с корреспондентом "АиФ" и согласился поговорить и о книге "Стыд", и о стыде, как таковом, о капитализме и реалиях жизни...

Бизнес – вне морали

"В рыночном бизнесе дружбы не бывает. Она не предусмотрена уставом".

Из романа "Стыд"

- Виктор Леонидович, новая книга - продолжение, вышедшего больше трех лет назад и напугавшего общественность романа “Край”. Столичная пресса даже нарекла его “энциклопедией русских страхов". Но и эта книга - не успокаивает. Мало того, в ней еще постоянно звучит бьющая по нервам тема стыда. И это слово, очень редко употребляемое в последние годы, вынесено в заголовок. Что вдруг?

- Да не вдруг. Открою тайну, сначала родилось это заглавие, а потом уже я сел писать роман. Сейчас многие говорят, что вот, мол, если раньше у нас была хоть какая-то идеология, то сейчас нет никакой. Но лично я не видел разницы между появившемся во времена Хрущева моральным кодексом строителей коммунизма, и десятью библейскими заповедями. А получилось так, что, выбросив на свалку истории кодекс, все забыли про первоисточник, с которого он был списан. Идею заменили на деньги, посчитав, что рубль все разрулит. Не получилось. Бизнес как таковой - вне морали. Все бизнесмены, сохранившие в себе хотя бы остатки человеческого стыда, на моих глазах потерпели финансовый крах. Вперед вырвались те, кто отбросил все это. Обществу нужно развиваться очень долго, чтобы, как в благополучной Швейцарии, наш бизнес оброс моральными ограничителями, в том числе и законодательными. И огромный разрыв между прорвой бедноты и достаточно жирной прослойкой богачей объясняется, прежде всего, отсутствием стыда. И мне стало, вдруг стыдно, что мы потеряли стыд.

- Но и раньше равенства не было. При всем при том, что его провозглашали официально. Разве не так?

- Так. Не было равенства. Но в прежних начальниках стыд - был. Да они пользовались благами и привилегиями. Рядовой гражданин, скажем, ходил в кроличьей шапке, а начальник в норковой. Но у него была одна норковая шапка, а не десять. Да, рядовой ездил на “Запорожце”, а начальник на “Волге”, но у него была одна “Волга”, а не 20. И были границы, которые начальники не переступали. Они брали в спецраспределителях не доступные многим деликатесы, но несли их в портфелях. Им и в голову не пришло бы нести в пластиковом пакете эту икру и сервелат, демонстрируя свою “крутость”. Фальшь, вроде бы, стыдно, а взял. Но стыд этот, был, отчасти, запрограммирован партией и государством. И пересекать эту, установленную границу было опасно - за это лишали партбилета и должности.

Сейчас некая государственная идеология просматривается, но, в тоже время, пока я ни в одном выступлении президента страны не слышал ничего об установлении в обществе неких морально-нравственных правил. В том числе, пределов стыда. Это пока вне политики.

"Моджахеды под Ишимом, на южной границе России, грабеж поездов, создание буферной зоны, партизаны в лесах, блокпосты русской армии, вертолеты ооновцев..."
Из романа "Стыд"

- Вам не кажется, что вы сгущаете краски? Я читаю про страшные события, которые происходят в тех местах, где я живу. Гражданская война, распад страны, деградация людей – и все это на соседних улицах, и рядом с Тюменью расположенных городах. Сознание не принимает эти картины. Откуда у вас - это предчувствие катаклизмов?

- Из-за большого количества злости, которое постепенно аккумулируется в людях. Бытовой злости, я же с людьми встречаюсь и вижу. И никакие социальные программы количество этой злости, к сожалению, не уменьшают. Что-то исправляется, но количество недовольных несправедливостью жизни не сокращается. Где выход? Жесткая авторитарная власть, которая всех придавит? Полная свобода, когда все это выскочит наружу и выльется в то, о чем я написал? Другие варианты решения, которые только рождаются и почти не видимы?

Любой "генерал" мог быть вызван на "ковер"

"Кто поджег фитиль народных бунтов и погромов: формально - профсоюзы с коммунистами, но откуда у нищих оружие, куча денег, листовки и газеты, грузовики и автобусы"?

Из романа "Стыд"

- В вашей книге все конфликты решаются радикальными способами. Сегодня мы в реальной жизни видим, что борьба между менеджментом крупных нефтяных компаний и рабочими, порой, бывает весьма острой. Как и кто должен не допустить крайностей?

- Бизнес при капитализме - это непрерывная война между работодателями и наемными рабочими. У нас, в отличие от Запада, нет развитого, мощного профсоюзного движения. А это и есть та третья сила, которая должна уравновешивать полярные интересы рабочих и хозяев. А у нас пока, если и появляются профсоюзы, то либо, как некая формальность, либо радикалы – "все сметем, отдай нам наше, а там хоть трава не расти". Но кроме профсоюзов противоречия между бизнесом и работниками никто не сможет отрегулировать. И это должны понять и те и другие, и, конечно, власть. И решать эту проблему нужно немедленно. Иначе могут взяться за ее решение радикалы с лозунгом - спасай Россию от нехорошего, "ненашего" капитализма. И тогда опять же читайте “Край” и “Стыд”.

“Сибнефтепром” владел этим городом как собственной усадьбой и в пропаганде не нуждался".

Из романа "Стыд"

- Мы с вами жили во времена всесилия КПСС. Разве эти “промы” тогда не "владели" городами? А сейчас, по-моему, местная власть вполне может повлиять на политику градообразующей компании..

- Раньше за райкомом или горкомом КПСС, стоял окружком и обком партии. И их влияние было огромным. Любого нефтяного “генерала” секретарь горкома мог вызвать на “ковер” и попробуй не явись. Сегодня региональное влияние на деятельность крупных добывающих компаний минимально - все рычаги у федеральной власти. Не говорю уже про местную власть. Сейчас мэра города президент работающей в нем нефтяной компании может не принять, сказать, что занят.

Столицей области будет Сургут?

"Два десятилетия, спорившие за главенство своих регионов Тюмень, Ханты-Мансийск и Салехард стали нынче тихими вассалами Сургута".

Из романа "Стыд"

- Поэтому так безропотно у вас в романе власть взял Сургут? Это гипербола?

- Это прогноз. Когда наша область объединится...

- А она объединится?

- Конечно. Так вот из ряда соображений она, во-первых, не будет называться Тюменской, а скажем Западно-Сибирский край, или еще как-то. А, во-вторых, столицей этого края или области не будет ни Салехард, ни Ханты-Мансийск, ни Тюмень - только Сургут. Без вариантов.

- И все-таки, проблемы нынешнего этапа жизни всей нашей страны, которыми нашпигованы ваши романы, вы показываете на примере Тюмени. Почему бы не изменить хотя бы географическую привязку?

- Мне это предлагали и критики, и издатели. Но я отвечаю вопросом - а зачем? Я - Тюменский писатель, без пафоса добавлю - патриот своего края. Регион наш уникальный и по тому вкладу, который он вносил в экономику СССР, а теперь России, и по гамме интересов, которые здесь сталкиваются. Пусть Тюмень станет таким же известным литературным понятием как, скажем, Вологодчина или Красноярский край.

Вместо послесловия

Писатель и власть

Недавно Владимир Путин встречался с писателями. И те просили у президента господдержки для молодых литераторов. Уже после интервью я спросил у Виктора Строгальщикова, как он к этому относится?

- Я всю жизнь свои личные и финансовые проблемы решал сам. Что касается госзаказа на художественную литературу - это бред. Не верю, что власть даст денег и ничего не потребует. Не верю, что писатель, взявший деньги от власти не будет чувствовать себя обязанным. Все равно внутренняя зависимость будет. А вот, против того, чтобы существовал госзаказ на документальную прозу - ничего не имею. У нас в области уже существует система грантов. Правда, там 1-2 темы. Почему бы не сделать 10-20, чтобы у писателя был выбор? Не такие уж огромные деньги на это требуются. А писать есть и о ком, и о чем. Почему бы, к примеру, не заказать писателям серию книг про великих тюменцев.

Юрий Пахотин

У вас есть уникальная новость? Вы можете сообщить о ней миру через NewsProm.ru

Отправить новость, фото, видео

или отправьте на e-mail: edit@newsprom.ru

Архив новостей

Октябрь, 2021