Станислав Кокорин: Я придерживаюсь реалистичных вещей. И кофе не пью

15:35 13 апреля 2018

Станислав Кокорин - один из самых титулованных скалолазов Тюмени, страны и мира в преддверии чемпионата России,  рассказал о конкуренции с новым поколением и о том, почему перестал слушать музыку во время тренировок.

- С чего начался ваш спортивный путь? Почему именно скалолазание?

- Началось все 17 лет назад. К тому моменту мне исполнилось 11 лет, я что только не перепробовал: занимался карате, танцами. А потом увидел скалолазов и заинтересовался этим видом спорта. Попросил маму найти секцию, правда, не знали, получится ли – интернета тогда не было, только справочники и буклеты. Но мама нашла и привела меня в секцию спортивного клуба "Алькор" (сейчас это СДЮСШОР №2). С того момента я никуда больше не дергался: сразу понял, скалолазание – идеальный расклад для меня. Понравилась дружелюбная атмосфера, отдача от тренировочного процесса и тренер. Правда, я быстро начал делать успехи и у первого тренера надолго не задержался. С того времени со мной занимается Сергей Сергеевич Сергеев – самый известный, титулованный и самый сильный тренер по скалолазанию в мире – 90 % медалей забирают именно его ученики. В секцию я пришел осенью, а уже весной поднимался на скалы.

- Были моменты, когда хотелось всё бросить, когда ничего не получалось?

- Мне ничего легко не давалось, кроме первых шагов, хотя, по идее, все должно быть наоборот. На региональных соревнованиях я сразу же был на призовых местах. Со временем уровень соревнований рос, я не поспевал - начались неудачи и поражения. Были напарники, которые на тренировках лазали медленнее меня, а на соревнованиях проявляли себя, работали быстрее. Даже попадали в финал. В те моменты думал: "Как так?" Ты тренируешься гораздо лучше и больше него, а по итогу оказываешься за чертой финалистов, а то и дальше.

В детском возрасте спустя 5-10 минут после старта, бывало, задумывался: "Зачем мне всё это надо?". Главное в такие моменты – перетерпеть первую волну эмоций. Повзрослев, я понял, что скалолазание – это моя профессия. Помимо рутинного тренировочного процесса в ней есть свои бонусы и плюсы – путешествия, новые знакомства. Можно оставаться в спорте, развиваться – работа мечты. Когда я это осознал и понял, стало легче. Неудачи, как и у любого другого спортсмена, будут всегда. Иногда даже хочется "оторваться" на ком-нибудь (смеется).

– Что вы посоветуете начинающим? Что они могут получить в скалолазании, а от чего им стоит сразу отказаться?

– У всех бывают разные ситуации. Я рад тому, что родился в Тюмени – в Тюменском регионе спорт занимает ведущие позиции. Начиная с 2007 года – тот момент, когда я пришел и начал выступать на всероссийских соревнованиях – многие из нас реализовались как полноценные спортсмены, благодаря талантливым тренерам и поддержке региона. Эти две составляющие должны присутствовать в любом спорте, тогда спортсменам можно о чем-то мечтать и строить цели. На детском уровне о деньгах и наградах мы не задумывались – мы просто занимались тем, что нравилось. Это главный аспект. А всё остальное приходит со временем. Нужно сразу понимать – надо вам это или нет. Многие уходят учиться по специальности, работать,  иногда другой спорт выбирают. Я знаю ребят, которые были моими соперниками, вместе тренировались, а сейчас они в чирлидинге, например.

– Скалолазание – экстремальный вид спорта?

– У скалолазания много направлений. Бывает лазание на скалах, над водой, урбанское скалолазание – лазание по зданиям (в России не развито, практикуется в Европе, Южной Америке и т.д). Мультипитч – лазание на 200-300 метров, некоторые проходят такие трассы без страховки. Я пробовал из этого не всё, к сожалению. Что касается спортивного скалолазания, которым я и занимаюсь, – оно уже давно не считается экстремальным и абсолютно безопасно при должном соблюдении мер безопасности. В самом начале практики некоторым бывает страшно разве что сорваться. В дисциплине "скорость" ты можешь подняться выше точки страховки, сорваться и пролететь в свободном полете 5-6 метров. Но внизу, разумеется, всегда есть страховочные маты. Этот страх уходит с приобретением опыта. Достаточно полазать 2-3 недели, посрываться, узнать своего страховщика, и тогда всё будет окей.

– Не испытывали интереса к другим видам спорта?

- Профессионально нет, а в целом интересуюсь многими вещами и в разных сферах. Два-три года назад в конце тренировочного сезона снова пошел на танцы, занялся активными единоборствами, плаванием, фехтованием, начал пробовать сноуборд. Но насладиться этим сполна не мог. Когда начинаешь заниматься другими видами спорта, это чревато травмами, поскольку каждая мышца и связка уже заточена под скалолазание. Пришлось поубавить свой пыл. Другие виды спорта сейчас даются сложнее, особенно координационные. А если учитывать, что скалолазание – это моя работа, то, чем я живу и зарабатываю, то не очень хочется получить травму по неосторожности где-то в другом спорте, а потом пропустить целый сезон скалолазания. Сейчас очень редко играю в игровые виды спорта – мне нравится баскетбол, а вот сноуборд я продал.

– Вашей спортивной карьере в следующем году 18 лет. Планируете ли становиться тренером?

– Я работал детским тренером пять лет, недавно уволился. Не потому, что не нравилось, просто не смог совмещать. Тренерский путь – самый легкий путь развития спортсмена. Если свои задумки на будущее не удастся реализовать, вернусь к тренерству, но сейчас несколько другие цели, хотя я совсем не против делиться опытом с начинающими спортсменами.

– Спустя столько лет и побед вы по-прежнему испытываете радость в момент награждения?  

– Эмоции в момент награждения менялись на каждом моем жизненном этапе. Когда только  начал участвовать в соревнованиях и стал побеждать, чувствовал себя особенным. В более зрелом возрасте эмоции утихли, за счет медалей я уже самоутверждался, относился к ним с точки зрения коллекционирования - вёл трофейные подсчеты: кто сколько выиграл. Потом начался период спада, я ничего не выигрывал, и тут до меня дошло, что весь кайф в победе – стоять на пьедестале с флагом России под гимн своей страны! Так и по сей день – на пьедестале гордость за страну, за себя и за проделанную работу.

– С точки зрения эмоций, есть разница в участии на соревнованиях в регионах, в России и на международной арене?

– Единственный старт в России, где я что-то эмоционально чувствую, – чемпионат России. И любой старт российского уровня, который проходит у нас здесь, в Тюмени. На всех остальных я уже ничего не чувствую, если честно. Если я на них езжу с целью соревновательной практики или рейтинговых баллов. Но рейтинговый балл в последнее время особой роли не играет. Если ты выступаешь более-менее на международных стартах, то проблем с попаданием в российскую сборную у тебя нет. В региональных я уже не помню, когда участвовал, они, как правило, проводятся в конце года. Но к концу года я обычно даю себе отдохнуть, потому что был опыт, когда под конец тренировочного сезона участвуешь в региональных стартах уже непонятно в каком состоянии и получаешь травму. Больших травм к счастью, у меня никогда не было. Так что тут либо тренироваться и соревноваться, либо отдыхать.

До 15 апреля в Тюменском легкоатлетическом манеже проходит Чемпионат и Кубок России - 2018 по скалолазанию в четырех дисциплинах: трудность, боулдеринг, скорость и многоборье. 14 апреля - самые зрелищные забеги всероссийских соревнований в дисциплинах "Скорость" и "Многоборье".

– Какими чертами характера должен обладать чемпион, какие личные качества помогли вам?

– Считаю, спортсмен должен анализировать не только себя и свои ошибки, но и поведение других спортсменов. Мое главное преимущество – это постоянный анализ других скалолазов. Есть спортсмены, у которых главное качество, допустим, прагматизм. Стоит поучиться и подумать: "Как он это делает?" У некоторых боевой характер. Были в практике и просто наглые спортсмены – могли смело сказать "Я тебя порву". Я всегда пытался почерпнуть у каждого спортсмена его главное качество – то, что ему помогает.

– Если не спорт, как сложилась бы ваша судьба? Чем бы занимались?

– Трудно представить. Жизнь до спорта и после – две абсолютно разные жизни (улыбается). Анализируя и вспоминая свой круг общения до спорта…общаясь с ними я бы не вырос тем, кем я сейчас стал. Я не говорю, что мой круг общения был плохим – он был комфортным. Благодаря скалолазанию появились люди, которые повысили мою планку, показали пример для подражания и роста. В том числе моя жена, с которой я познакомился благодаря скалолазанию – она, мой тренер, и те ребята, которые соревновались со мной, внесли существенные коррективы в то, чтобы я стал полноценным спортсменом.

Представить кем бы я был? Ну на момент своих первых международных соревнований в 2007 году (первенство в Эквадоре, молодежный чемпионат мира) я поступал в нефтегазовый университет на специальность "Машины и оборудование для природообустройства и защиты окружающей среды" (улыбается). Тогда это было потолком для меня, к тому же я попал на целевое место. Все так здорово складывалось – попал на первенство, поступил в престижный вуз региона. Для нас с мамой это был предел мечтаний. Постепенно всё сместилось в сторону спортивной карьеры: результаты в спорте росли, на него уходило больше времени, на обучение меньше. В тот круг, где я учился, я так и не влился. Со всеми хорошо общался, но чувства, что это моё, не было. Поэтому остался в спорте. Оставить спорт я мог только получив серьезную травму, я сам по себе достаточно спортивный – спорт это моё с самого рождения, был приспособлен. К слову, вуз я окончил, но при этом ни дня не проработал по специальности.

– В одном интервью вы рассказывали, что концерт группы Джареда Лето вдохновил вас на участие в чемпионате России – 2015. Что вдохновляет вас сейчас, перед началом чемпионата России – 2018 в Тюмени?

– Ну, про Джареда Лето – это такой заголовок был, для словца. На самом деле меня вдохновляет то, что придут все родные, знакомые, друзья. Только это. И то, что соревнования проходят в Тюмени.

Я в спорте уже 17 лет, а это половина истории скалолазания города. Для меня это всё уже родное. Помню, как мы раньше тренировались, как искали оптимальные условия для тренировок. Я видел, как всё росло, развивалось и к чему пришло.

Лет семь назад мы и представить не могли, что в Тюмени будет проходить чемпионат России. Я считаю, что мы это заслужили – у нас классные спортсмены и тренеры, которые живут своим делом и занимаются этим практически на голом энтузиазме. Следующий этап – провести в Тюмени международный старт, тем более есть предпосылки – к нам уже едут иностранные спортсмены.

 – Музыка помогает сосредоточиться или отвлекает?

– Раньше я думал, что помогает, постоянно во время тренировок её слушал. Мы тогда были молоды и каждую тренировку воспринимали как последнюю. Энергию нужно распределять, музыка помогала с этим. Сейчас я подхожу к тренировкам более спокойно, не могу совмещать выдуманные музыкальные образы и реальность. Придерживаюсь более реалистичных вещей, даже кофе не пью (смеется).

– Для проморолика "Экстрим ЭКСПО – 2017" вы лазали на водонапорную башню в центре города. Здание было выбрано не случайно?

– Это первый тюменский скалодром, открытый в 1983 году. Спустя столько лет у нас в городе всё ещё нет зданий кроме этого, на которых можно заниматься скалолазам. Мы там тренировались, занимаются на нем и по сей день.

– Можно ли сказать, что в скалолазании вы достигли всех вершин?

– Предела совершенству здесь нет. Интересно доказывать самому себе, чего я могу достичь в 28, 29, 30 лет. Это проявляется в соревнованиях с молодыми спортсменами. "Сколько еще?" Я никуда не гонюсь, отношусь к турнирам спокойно. Отчасти, это и плохо, стал выигрывать меньше медалей. Но и молодежь получает их не чаще, чем я. Раньше один спортсмен мог выиграть почти все медали за весь сезон, например – я (улыбается). Сейчас высокая конкуренция. Спорт – это эгоизм. И все живут в нем только ради себя, кто бы что ни говорил.

Фото Дениса Зиновьева и Карма Ли

Екатерина Милютина

У вас есть уникальная новость? Вы можете сообщить о ней миру через NewsProm.ru

Отправить новость, фото, видео

или отправьте на e-mail: edit@newsprom.ru

Архив новостей

Декабрь, 2018